Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Задача Трех Тел

Все не случайно.... В руки мне попал роман Лю Цысинь «Задача Трех Тел». Книга долго лежала на тумбочке, ждала чего-то. Рецензии очень впечатляющие: и премия Хьюго, лестные отзывы, да много чего еще. Но читаешь вступление, комментарий переводчицы, и обуревают сомнения — стоит ли вообще тратить время на эту книгу: написана она на китайском, переведена на английский и уже с него на русский. Да и сами слова переводчицы отдают «детством». Но все же, страница за страницей начинает проявляться в памяти. Читаешь, спотыкаешься о китайские имена, о корявый, слегка путаный ритм перевода.  Ощущаешь, что краски начального романа безвозвратно потеряны. Как черно-белое кино, как гравюра. Здесь нет уровня известных мэтров фантастики: ни философии Бредбери, ни романтики Хайлайна, ни красок Желязны, да и юмора Белявского тоже нет. Постоянно закрадываются сомнения: за что так высоко оценили произведение? Но ты понимаешь, что книга - непонятный, красивый, но потерянный многомерный мир, развернутый переводом в простую двухмерную картину.  Штрих за штрихом появляется целостная картина, которая взрывается красками заключительного слова автора. Как кровь, наполняя пустые вены, его слова подтверждают все твои сомнения по поводу перевода, по поводу культурных различий, да и выводы романа встают в новом свете!

А читал я эту книгу, плотно общаясь с китайцами. Вот что ждала она! Еще раз показать пропасть между культурами, нациями и только один мост: образование!!! Только оно может сблизить народы, поднять сам народ, дать ему развиваться! И опять мучает гнев за деяния власть держащих, что убили образование у нас. ЕГЭ — новая шкала, которая нужна для клина между поколениями, когда не будет возможности сравнить уровень подготовки, знаний, но можно будет задать для новых свою, минорную планку, создавать быдло.

Вот такая фантастика.... Закрыта последняя страница, моя станция ... мир другой ... люди прячутся от летнего ливня, чуть более смелые семенят под зонтиками. Я просто вышел из метро и пошел по лужам, под струями дождя, с легкой улыбкой человека, который понял чуть больше, который сделал шаг чуть дальше, но который не сможет сказать вам куда. Десятки непривычных китайских имен рассказа забыты, но осталось одно, имя героини — Е. Думаю в этой простоте, есть нечто тонкое, не осязаемое, как в притче о монахе, кто показал палец  на вопрос ученика «что такое Дао».

День покаяния

Каюсь! Каюсь! Каюсь ....
Только ленью можно оправдать (слово то какое!) выбор просмотра сериала вместо чтения «Преступление и Наказание» Достоевского. Но даже экран не может заслонить величие этого произведения! Ограничивая себя только математическим смыслом романа, который был заложен во мне школой формулой «5 бабушек – уже рубль», произведение ушло из поля зрения, выработав отчетливое отвращение к навязываемой классике.

Но что это такое? Что происходит сейчас!? Ощущение, что ты стоишь перед Эверестом и твоя мизерность обнажена до предела. Ты можешь покорить эту вершину, завершив чтение, но вновь спустишься, потому как остаться на ней – нет сил.

Слезы наворачиваются от беспомощности полного непонимания процесса создания романа. КАК!!!??? Как можно было такое написать? Бездна поглощает тебя, если решаешься задуматься об этом.

Я могу только надеяться, что это произведение исключено из школьной программы. Его можно вдалбливать детям только при условии навязанной извне четкой идеологической программы, котором был социализм. Сейчас, при ее полном отсутствии, чтение Достоевского должно быть под строжайшим возрастным цензом. В 45 Федор Михайлович написал его. Сделав поблажку, обозначу 35 лет. Возможно, я индульгирую к своим слабостям, но массовость в этом вопросе – это Преступление! Наказанием которому будет полная потеря устоев, крушение неокрепшего понимания социума, потеря психики, и только в лучшем случае – математическое восприятие идеи – 5*20 коп.

Наивность ставит детей грудью перед девятым валом, не давая разума об отсутствии возможности бороться со стихией. Волна тебя поднимает щепкой и уносит колотить о камни реалий. Выползая обессиленным на берег, ты начинаешь весь дрожать внутренне от осознания везения, подарившего тебе жизнь. Сейчас, оглядываясь назад, меня не покидает тоже ощущение руки проведения, спасшей меня в годы отрочества от этой махины.

И если найдется человек, способный в 14 лет понять роман, то это будет уникум! Такой же, как Достоевский. Но опять таки, платой за это понимание будет бездна.